«Сын! В моем белье, натягивает платье… о боже...» — сердце матери учащенно бьется, волной накатывает паника, мелькают картинки мужчины в женской одежде из телевизора, выхватывая бюстгальтер, натянутый на детское тело, вещи, разбросанные на полу, отображение в зеркале и глаза сына — большие, испуганные… С ребенком что-то не то... Нет, не просто не то, а в корне что-то не то – патология…

«Мой мальчик в женской одежде... Пока никто не видит, он красуется в моем платье перед зеркалом, крутится, прихорашивается, а может еще подбирает, в чем ему лучше? Это какое-то видение… Такого не может быть. Просто не может: он же не гомосексуалист, не транссексуал, он – мой мальчик, мой сын, он же здоров, он должен быть нормальным, он не такой как те ненормальные мужчины в женской одежде на подиумах и мировых сценах…»

Мысли матери, заставшей своего сына за «неприличными деяниями» с ее гардеробом, путаются, они полны отчаяния и тревоги. Мало того, что ситуация не укладывается в ее голове, так еще и ребенок, маленький секрет которого раскрыт, плачет и не может внятно объяснить, почему он это делает. Обе стороны обескуражены и совершенно неясно: как теперь быть?

Мой мальчик в женской одежде...

Общество говорит: мальчик должен оставаться мальчиком. Мальчик в женской одежде не может быть адекватно воспринят этим обществом. Мужчины в женской одежде — это не нормально.

В семье должно быть все в порядке. Мама должна кормить, папа должен зарплату домой приносить, мальчики драться, а девочки – играть в куклы. Но так не всегда получается. Бывают моменты, когда получается совсем наоборот: мамы и папы меняются ролями, девочка дерется, а мальчик играет в куклы или того хуже — надевает женскую одежду. К сожалению, ни врачи, ни школьные психологи не помогают понять, почему это происходит. Советы вроде: подведите мальчика в женской одежде к зеркалу и напомните ему, что он – мальчик, не работают. Потом из таких вырастают мужчины в женской одежде.

Ребенок отлично помнит о своей половой принадлежности и имеет первичные понятия о том, что мальчик с девочкой разные и одеваются по-разному. С ребенком можно проводить долгие беседы, где ему будут напоминать, что мальчикам «это» свойственно быть не должно и все время акцентировать внимание на его мужественности.

Распространенный совет в этом случае: запретить ему так себя вести, прятать от него женские вещи, наказывать, стыдить. «Ты видел где-нибудь мальчика в женской одежде? Или папу? Или дедушку? Это стыдно и неприлично!» После чего ребенок начинает нервничать, пугаться, его эмоциональный фон расшатывается, появляются частые истерики, страхи (темноты, родительского гнева, возможны панические атаки). И все это ничего не меняет в том, что его все равно тянет к женской одежде. Более того, чем сильнее давление на него оказывается, тем больше в нем желание спрятаться в женский наряд.

Со временем его желания становятся непреодолимыми и полностью замыкают ребенка на себе. Он уже убежден в том, что он – другой, не совсем мальчик, а значит – девочка. Бог просто ошибся. Так и появляются мужчины в женской одежде.

Мальчик в женской одежде. Когда классическая психология бессильна

МАЛЬЧИК В ЖЕНСКОЙ ОДЕЖДЕ: КОГДА КЛАССИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ НЕ РАБОТАЕТ

Подобную последовательность подтверждает анамнез многих детей, проходивших «лечение» и изъявивших желание поменять свой пол. За последние 10 лет из США в Россию распространилась теория о расстройстве гендерной идентичности у детей. Под ней понимают постоянно выражающуюся неудовлетворенность своим полом и настойчивым желанием принадлежать к противоположному полу, которое впервые появляется в детстве, задолго до пубертатного периода.

Это проявляется в устойчивой озабоченности одеждой и занятиями, свойственными противоположному полу. Если ребенок убеждает врачей, что он испытывает не просто дискомфорт, а действительно «неприятие», то возможна временная медикаментозная блокада половых желез до полового созревания, чтоб отсрочить окончательное решение о выборе пола до совершеннолетия. Подобное уже проводилось в нидерландской клинике. Такой вариант принимается в расчете на проявление осознанного желания ребенка менять или оставлять свой пол. Причина этого желания психиатрии неизвестна.

Общий тон всех существующих психологических рекомендаций заключается в том, что это положение ненормально, неестественно и может привести к половым девиациям во взрослом возрасте. Системно-векторная психология Юрия Бурлана  раскрывает этот вопрос с точки зрения анализа врожденных свойств ребенка и их развития.

Исходя из этого, переодевание мальчика в женскую одежду свидетельствует не о его желании сменить пол или направление сексуального влечения, но о его состоянии страха, которое выражается подобным образом. Связано это с особыми психическими свойствами кожно-зрительных мальчиков.

Мальчик в женской одежде. Бессознательный поиск защиты

МАЛЬЧИК В ЖЕНСКОЙ ОДЕЖДЕ — БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ ПОИСК ЗАЩИТЫ

Человек рождается с определенными психическими свойствами и желаниями. Они разные, по-разному выражаются и определяют сценарии детского поведения, а в дальнейшем и взрослого. Они заложены в человеке и являются бессознательными, т.е. такими, которые он сам не осознает, но поведение его строится на этой базе.

Так, некоторым людям с рождения задан набор свойств, развитие которых дает ему возможность выполнять очень важную роль – создавать культуру и повышать ценность человеческой жизни в обществе. И основным свойством для этого является большая эмоциональная амплитуда, колеблющаяся между двух полюсов: страх и любовь. Все свойства таких людей в системно-векторной психологии объединяются в один набор и называются зрительным вектором.

Страх – это архетипичное, первичное состояние зрительного вектора. Такой чувствительный, эмоциональный ребенок очень пуглив. Именно мальчик в женской одежде со 100% вероятностью несет в себе зрительный вектор. Самый большой его страх – это страх темноты и связан он с тем, что его особо чувствительный сенсор – глаза, не способен различать опасность в темноте.

Первыми замечать опасность – такова была первичная видовая роль, выполняемая еще во времена первобытной человеческой стаи. Эту роль выполняла зрительная женщина – дневная охранница стаи. С чувствительными глазами и высокой амплитудой эмоций она была занята тем, что высматривала хищников. Ее несвоевременное предупреждение об опасности могло стоить охотникам жизни. И здесь ее способность испытывать сильнейший страх была крайне важна: раньше всех увидеть хищника, испугаться и тем самым предупредить всех об опасности. Характерный возглас испуга до сих пор можно часто слышать от зрительных людей.

Мальчик в женской одежде. Беесознательный страх смерти

Но у зрительного мальчика такой роли не было. Такие мальчики не выживали в древние времена. Слабые и чувствительные они не были способны убивать и не годились для охоты. Но и содержать лишнего члена стаи, не способного ничего добыть для общины, было невозможно. И кожно-зрительный мальчик естественным образом становился жертвой ритуального акта каннибализма, в отличии от девочки, которая имела право на жизнь, выполняла свою особую роль для стаи. Поэтому, помимо страха темноты, у зрительных мальчиков есть также страх быть съеденным. И этот бессознательный страх толкает их на разные поступки, которые они не могут объяснить ни себе, ни другим.

К этим поступкам и относится желание надевать женскую одежду. Так зрительный мальчик пытается уподобиться девочке с такими же качествами, как он. Ведь такие девочки нужны, их не едят, а значит, притворившись девочкой, он обезопасит себя от смерти.

Ощущение угрозы возникает у такого ребенка от того, что где-то во внешней обстановке он ощущает отголоски или намеки на акт каннибализма, которому подвергались кожно-зрительные мальчики много веков назад. Несмотря на огромный пласт культурных ограничений и развитие гуманизма за последние 2 тысячи лет, явления человеческой жизни, в корнях которых лежит акт каннибализма, не исчезли. Поэтому если вы вдруг увидели своего мальчика в женской одежде, вспомните, какие сказки на ночь вы читали ему. Даже детские сказки переполнены этими проекциями: Баба-Яга, варящая Ивасика в каше, съеденный колобок и т.п. Это укрепляет в ребенке подспудное состояние страха, неосознанное, фоновое, непонятное ему.

После 3-х лет кожно-зрительный мальчик начинает осознавать себя относительно других детей, где и чувствует свою различность с другими мальчиками, а они – чувствуют его. Часто это вызывает неприятие непохожего на других, по-девичьи нежного кожно-зрительного мальчика среди сверстников. Со стороны детей, не обладающих зрительным вектором, чувствительный мальчик может ощущать опасность, которая будет в свою очередь вызывать и усиливать этот врожденный страх.

Что же ощущает этот ребенок, когда надевает женскую одежду?

Родители со своей стороны лишь усугубляют негативные состояния, когда, не понимая природу таких детей, настаивают на том, что он же будущий мужчина, а потому не должен ничего бояться. Особо брутальные папы отдают слезливого сына на борьбу, чтобы мужиком рос («Виданное ли дело — мальчик в женской одежде!»), или ведут его на экстремальные виды спорта, чтобы поборол свои страхи. Ребенку от этого становится только хуже.
Что же ощущает этот ребенок, когда надевает женскую одежду?

МАЛЬЧИК В ЖЕНСКОЙ ОДЕЖДЕ: ПАНИЧЕСКИЙ СТРАХ ПОД МАМИНЫМ БЮСТГАЛЬТЕРОМ

Ужас охватывает все существо. Вроде ничего не случилось, но впечатление, что кто-то гонится. Что-то неумолимое и страшное, по пятам… Внутреннее беспокойство... Все не так, тут неспокойно: нужно бежать, нужно спрятаться. Постоянное ощущение надвигающейся, смертельной опасности…

Ребенок не скажет этого словами, но паниковать будет невероятно. Его всегда привлекали мамины вещи, ее яркие украшения. А теперь его тянет к ним с невероятной силой. Хочется сначала взять в руки, пощупать, посмотреть их, потом – померить. Как-то само по себе складывается в голове, что нужно померить, а как иначе? И мальчик надевает. Ему становится легче, напряжение отпускает, надвигающаяся опасность исчезает. Мальчик в женской одежде чувствует невероятное облегчение, ему становится хорошо, эмоциональное состояние выравнивается. Будто он долго прятался от смертельного хищника и тот, наконец, прекратил погоню и ушел. И хорошо.

Но ребенок помнит, что он-то мальчик, а значит, этого несоответствия в виде дамских вещей никто не должен видеть. И потому прячется, пытается скрыть. Когда же его застают врасплох, то он чувствует еще больший страх, который сможет успокоить только следующим переодеванием.

Мальчик в женской одежде. Постоянное ощущение надвигающейся, смертельной опасности…

МАЛЬЧИК В ЖЕНСКОЙ ОДЕЖДЕ СНИМАЕТ ЕЕ И ИДЕТ ПОЗНАВАТЬ МИР

Надевание женских вещей — еще не патология. Родитель не должен паниковать. Как вы уже поняли, дело не в особой сексуальной ориентации. Ни в коем случае не нужно наказывать ребенка или запугивать какими-то «санкциями». Это приведет к обратному эффекту: родитель к 16-ти годам сделает из мальчика в женской одежде вполне определившегося трансгендера.

Такое поведение мальчика говорит только о том, что где-то он был подвержен сильному зрительному стрессу. В результате чего испытывает постоянный бессознательный страх. Чтобы успокоить в ребенке этот страх, нужно заняться наполнением его эмоциональной амплитуды тем, что страху противоположно: состраданием и любовью.

И здесь очень важна теплая связь с мамой, доверие и ощущение защищенности. Научите его читать литературу на сострадательность (к примеру, «Девочку со спичками» Андерсена), смотреть подобные фильмы и мультики. Обсуждайте с ним увиденное, поддерживайте проявления его чуткости к другим. Мальчику, наполненному внутренними желаниями сопереживания и сострадательности, незачем будет прятаться в женскую одежду от внутренних ужасов — им не останется места.

Кожно-зрительный мальчик – это основа для нового витка развития культуры. Мужчины в женской одежде без видовой роли, а значит неранжирующиеся в животной иерархии человеческих отношений. При правильном развитии «мальчик в женской одежде» сможет привнести в мир светлое и гуманное, изменить его в лучшую сторону, а не страдать. Родителям такого ребенка крайне важно понимать, кого они растят и как лучше это делать. В системно-векторной психологии Юрия Бурлана есть точные объяснения, как это сделать.

Автор Ольга Мезенцева

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана