У каждого из нас по два глаза, две руки, две ноги и один … нос.С него-то и нужно начинать все исследования о человеческом организме в целом, как о каждой отдельной особи, так и о виде. Всем человеческим видом управляет единое психическое устройство. Психика и отличает человека от животного, дает ему возможность развиваться. В то время как любое животное никуда не движется, оно уже совершенно. Именно поэтому плоды экспериментов, проведенных на животных, так часто не ведут к тем же результатам, когда дело касается людей.

Все начинается с неуловимого, едва изученного наукой, но досконально определенного системно-векторной психологией Юрия Бурлана, обоняния. Думаете, оно атрофировано и жалко по сравнению с тем, которое дано животным? Ошибаетесь, мы переняли лучшее, на что способны братья наши меньшие – вомеранозальный орган, развитый, не хуже, чем у змеи.

С чего начинается мир?

Максимально развитый именно у этой твари, для того чтобы иметь возможность охотиться, он достался и нам. Но не для того, чтобы чуять добычу. И ученые уже начинают догадываться, что вовсе он не атрофирован, как было принято думать долгое время.

Вомеранозальный орган каждого человека, нулевой нерв (названный так, потому что является самым важным, но при этом открытый самым последним) позволяет нам чуять друг друга на уровне феромонов. Это не просто феромоны влечения, которые складывают пары и кидают нас в жаркие объятия страсти. По феромонам мы чуем абсолютно каждого человека рядом с собой, мужчину, женщину, ребенка.

«Вот этот опасный тип, лучше не связываться», — на бессознательном уровне подсказывает он нам. Пройду мимо склонив голову. На этого и смотреть нечего, «пшел отсюда», а тот вообще жуткую неприязнь вызывает, ненавижу…

Кто отвечает за чувства, которые мы испытываем друг к другу? Наше обоняние, которое на бессознательном уровне дифференцирует запахи, исходящие от людей. Поэтому в одном мы чуем слабого беззащитного кожно-зрительного мальчика, которого может обидеть каждый, в другом уретрального вождя, от одного взгляда которого к горлу подступает комок.

Любим? Бросьте… Ненавидим

Все мы слышали призыв любить друг друга. Многие даже искренне пытаются ему следовать. Но придется признать, что сделать это сложно. Как полюбить, если не любится и лютая неприязнь живет в каждом человеке по отношению к ближнему? Возникает она в тот момент, когда выполнению наших желаний препятствуют окружающие. А хотим мы чего-то постоянно.

Вот ребенок просит машинку. А родители отказывают. Говорит: « не люблю я тебя, папа»
Вот сосед кидает окурки из окна. Ненавидим.
В автобусе все толкаются. Достали...

Любим? Бросьте… Ненавидим

Такова наша природа. Природа получения. Так мы устроены и другими никогда не будем. Мы все хотим получать. В первую очередь получать пищу. Она –главное и необходимое условие выживание. А за каждый кусок приходится бороться среди миллионов таки же, как я. Отсюда и вся наша неприязнь. Не съем я, съест сосед Вася. Не будет рядом куска мяса, съедим другого. Человек от природы каннибал. Был каннибалом в прямом смысле слова, поедая на ритуальном жертвоприношении самого бесполезного члена стаи. И сегодня, никого не поедая, наши отношения представляют собой сублимированный каннибализм. Он выражается тем, что мы все чего-то друг от друга хотим и стараемся получить.

«В чистом поле под прицелом у снайпера»
Юрий Бурлан

Обонятельный вектор. Царь по части бессознательного определения вашего собственного запаха, а вместе с ним и места в стае. И бог в своей способности скрывать свой собственный запах и из-за этого быть для всех неуловимым, непонятным, а значит … самым ненавистным.

Мы видим друг друга, слышим, а главное чуем по запаху феромонов, скалимся в улыбках, давая понять, что я за себя постою. Опасаемся открыто причинять вред друг другу, так как можем и получить сами. Но в любой момент можем ударить друг друга в спину.

А этот? Как распознать того, кто не пахнет? Только с обонятельником нет обмена запахами. Он не пахнет для нашего бессознательного, будто его и нет вовсе. Он лишает каждого из нас нашей нюхательной способности по отношению к себе. Мы перед ним, как в чистом поле под прицелом у снайпера. Знаем, что он есть, но не видим, не чуем. Рядом с ним пропадает естественное ощущение защищенности и безопасности.

Как распознать того, кто не пахнет?

Обонятельный вектор всю нашу общую неприязнь сосредотачивает на себе именяет знак с всеобщей ненависти на консолидацию. Мы боимся его, думая, что он хочет причинить нам вред и это напряжение заставляет нас работать. Потому что только выполнение своей видовой роли может гарантировать каждому выживание и дать чувство безопасности.

Не отражается в зеркале, не отбрасывает тени – корни всего мистического

Обонятельная мера вне культуры, вне сострадания. Она – громоотвод человеческой неприязни. В начале пути развития, обонятельный член стаи снимал неприязнь напрямую, отдавая на растерзание самого слабого – кожно-зрительного мальчика.

Зрительный вектор делит запахи на плохие и хорошие, плохие — это запах смерти, ощущение страха, хорошие — любви, сострадания, сопереживания. Зрительные люди и являются создателями культуры, которая отменила ритуальный каннибализм и вынесла любую полезную и бесполезную человеческую жизнь в ранг наивысшей ценности.

Когда зрение сталкивается с обонянием, оно его тоже не чует,в то время как больше других в этом нуждается. Потому что единственная возможность сохранить себя для зрительного человека — это создать эмоциональную связь и тем самым вынести страх за свою жизнь наружу и превратить его в сострадание к другим.

Как же создать связь с тем, кто не пахнет, кого не чуешь? Да никак. Он единственный, кого зрительная особь вообще не чует и со всей силой своей эмоциональной природы до ужаса его боится. Любое свое чувство мы пытаемся выразить. Богатое зрительное воображение сделало это единственным доступным способом – облекло свой страх к обонятельнику в понимание его, как наивысшего зла.

Как же создать связь с тем, кто не пахнет, кого не чуешь? Да никак

Системно-векторная психология Юрия Бурлана показывает, что отсутствие запаха от обонятельника зрительник представил в своем смысле в виде нечистой силы, чудовища, которое не отражается в зеркале и не отбрасывает тени. Отсюда все суеверия и страхи. И так же как сумели обладатели зрительного вектора привить нам культурные ценности, так же передали они всем и свои страхи. Неразвитый, боящийся и собственной тени зрительный вектор слепо верит своим ощущениям, а точнее их отсутствию в присутствии обонятельника и начинает мистифицировать.

Как уже был сказано, присутствие обладателя обонятельного вектора в коллективе заставляет людей консолидироваться и выполнять свою роль. Представление о том, что он ненавидит всех вокруг ошибочно. В нем нет ненависти – ведь это эмоция и она пахнет, в нем нет запахов, а значит, нет и эмоций. Безэмоциональный, меланхоличный «князь темного мира» — всего лишь наш общий кнут. Он заставляет нас шевелить лапками ради сохранения целостности стаи, общества. Он единственный, кто понимает, что в одиночку не выжить никому и его собственное благополучие зависит только от благополучия всей стаи, общества.

Выискивать глазами в толпе этого неуловимого и незаметного человека не нужно. Важно помнить, что запахи – наше все. Вомеранозальный орган есть у каждого. На нем мы строим отношения, создаем пары, бессознательно чуем друг друга.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана позволит вам осознанно понимать того, кто находится рядом с вами, понимать, кем является вы сами и совершенно точно определить свое место в обществе. Больше об обонятельном векторе и других векторах вы узнаете на бесплатных лекциях по системно-векторной психологии Юрия Бурлана: http://www.yburlan.ru/training/

Автор Ольга Чугурян

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана