Стрельба в школе № 263 была открыта 15-летним подростком. Он арестован на два месяца по решению Басманного районного суда.

Как сообщает Lifenews, школьник согласился отвечать на вопросы следователя лишь с условием, чтобы ему дали возможность поговорить с учительницей русского языка и литературы Татьяной Бабкиной. Молодой человек сообщил, что своими действиями хотел доказать, что милосердия не существует, а зла в мире больше, чем добра, т.к. именно эти вопросы часто становились предметом споров между учительницей и учеником. Погибший же учитель географии Андрей Кириллов, по признанию подростка, стал случайной жертвой.

Стрельба в школе № 263. Здоров или психически болен?

3 февраля подросток пришел в московскую школу №263 с малокалиберной винтовкой и карабином. Охранник его остановить не смог, но успел вызвать полицию по тревожной кнопке. В кабинете биологии, где в то время находились ученики 10-го класса, он выстрелил в учителя географии. После этого школьник произвел выстрелы в прибывших на место полицейских, один из которых впоследствии скончался от полученных ранений.
источник (http://top.rbc.ru/incidents/04/02/2014/903376.shtml)

Strelba_v_shkole_5

На данный момент, больше всего вопросов, которые волнуют многих в этой трагедии, вызывает состояние парня – здоров ли он или психически болен?

Стрельба в школе № 263. Системный анализ

Используя знания системно-векторной психологии можно ответить на этот вопрос точно.

Резко негативные, депрессивные, убеждения подростка говорят о звуковом векторе в сильной депрессии.

У любых детей может быть плохое настроение и апатия. И это плохое настроение может легко уйти, если, например, кожному ребенку купят новую техническую безделушку, анальному ребенку поставят пятерку, зрительный ребенок пойдет в кино – и жизнь прекрасна.

Но в отличие от всех других векторов, ребенок со звуковым вектором в депрессии, восполнить свою нехватку чем бы то ни было материальным не может. Чего бы ему не предлагали – он ничего не хочет, хочет только, чтобы от него отстали, и чувствует плохое внутреннее состояние.

Стрельба в школе № 263. Отсутствие смысла жизни

Дело в том, что желание в звуковом векторе – нематериальное, это устремление получать удовольствие от нематериальных вещей. Оно может сублимироваться в увлечение физикой, математикой, музыкой или компьютерами. При отсутствии же наполнения, страдание, которое испытывает звуковик, он обозначает как отсутствие смысла жизни, депрессия, суицидальные мысли.

Дополнительное страдание для ребенка со звуковым вектором создает плохая обстановка – шум, ругань дома. Эти факторы усугубляют возможности звукового ребенка экстравертироваться, сосредотачивать свой ум снаружи себя, — вместо этого он замыкается и сосредотачивается уже напрямую на себе, может получить избирательный контакт.

Стрельба в школе № 263. Жизнь теряет ценность

Замкнутость на себе приводит к росту эгоцентризма, вызывая ложное ощущение собственной гениальности. Эгоцентричный звуковик резко реагирует на его оценку извне, не способен выдерживать критику. Депрессия формирует мрачные убеждения, вызывает ненависть к себе и окружающим людям. Депрессивный звуковик суицидален – у него пропадет ценность жизни, как своей, так и жизней других людей.

На основе известных данных, можно утверждать, что у старшеклассника Сергея Гордеева, открывшего стрельбу в школе № 263, имеется сильнейшая депрессия в звуковом векторе.

Даже когда родители по счастливому случаю угадывают и направляют звукового ребенка в ту деятельность, где он сможет реализовать себя, например, математику, физику, программирование, для современных детей этого может быть недостаточно.

Strelba_v_shkole_4

Темперамент сегодняшних звуковых детей вырос настолько, что жить дальше, не узнав ответ о том, «кто я» и «в чем смысл жизни», а также «зачем живет человечество», они не могут. Они нуждаются в методике познания самого себя, своей психической природы, которая отвечала бы на эти вопросы ясно и точно для совершения гениальных открытий и прорывов в будущее.
Это первое, на что нужно обратить внимание родителям. А второе – это наличие оружия в доме.

Стрельба в школе № 263. Оружие в доме…ЕСТЬ

Применение оружия со смертельным исходом в России, к сожалению, становится в порядке вещей. То из травматики палят на дороге, то в офисе, а теперь еще и в школе. Оружие, которое для кого-то является средством для самообороны, охоты или просто семейной реликвией, по своему главному назначению остается средством для лишения человека жизни наиболее легким способом.

И если каждый безумец, бандит, наркоман или сумасшедший позволяет себе носить оружие, то, что же делать остальным нормальным гражданам? «Иметь в загашнике свой экземпляр, чтобы защитить себя» — самая ошибочная мысль из всех, которые могут прийти в голову по этому поводу.

Стрельба в школе № 263. Бессилие системы запретов

Когда у тебя дома есть ружье, пусть даже без патронов, пусть даже в сейфе, пусть даже под замком, и под строгим контролем и родительским запретом, это не отменяет самого главного – ружье ЕСТЬ. А значит, оно может выстрелить не туда, куда предполагалось оформленной лицензией. Сейфы вскрываются, замки ломаются, патроны достаются, а родительские запреты и вовсе не работают у современных детей, будущих гениев или злодеев.

Нередко сторонники ношения оружия сами становятся фигурантами подобных происшествий. Приобретение оружия якобы для самообороны — типичная рационализация возможности выплеснуть неприязнь тогда, когда к этому представится «легальная» возможность.

Стрельба в школе
У россиян, вследствие особенностей уретрального менталитета не работает закон, а также любые формы ограничений и запретов, так как они работают в естественном для себя кожном менталитете. Те ценности кожного вектора, на которых закон строится, у нас не развиваются. Даже имея точно такие же бумаги, как у них, на Западе, точно те же учреждения, точно те же должности – ничего не будет работать, потому что это не работает в головах. Закон – это защита частной собственности, умение брать ответственность за свои действия на себя, контроль и самоконтроль – все то, что чуждо нашему, не принимающему ограничения, менталитету.

Приняв на себя социальную формацию кожного типа, мы так и не вырастили в себе то, на чем она держится, и никогда не вырастим, потому что не получиться подлаживаться под то, что чуждо. Однако это не снимает обязанности с каждого родителя вырастить детей так, чтобы они, взрослея, смогли адаптировать эту социальную формацию и не поубивали друг друга.

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Автор: Максим Девицин